Наши партнеры


Баннер Ас-ком сервис.jpg

"Центр Казани мы уже потеряли"

"Центр Казани мы уже потеряли"

интервью В. Токарев газете "БИЗНЕС Online"

Центр Казани мы уже потеряли

Почему вместо Кремля в центре города может оказаться ресторан "Акчарлак"? Как сегодня застраивается правый берег Казанки? Действительно ли в столице РТ после Универсиады пробки станут в десять раз больше?.. Обо всем этом газете "БИЗНЕС Online" рассказал директор Творческой мастерской архитекторов Токаревых (ТМТ), заместитель председателя Правления Союза архитекторов РТ, заслуженный архитектор РТ Виктор Токарев.

Творческая мастерская Токаревых
Год создания – 1991.
Число работников – 17
Число выполненных проектов – более 50.
Откуда были заказы – Казань, Нижнекамск,
Краснодар, Ростов-на-Дону, Сочи, Тюмень, Москва.
Годовой оборот – без комментариев.
Собственники – архитекторы Гульсинэ и Виктор Токаревы.


Тревожный симптом: белые пятна в центре города

- Виктор Степанович, как развивалась Казань?
- Я могу прокомментировать историю Казани с точки зрения ее градостроительной эволюции. По мере исторического развития Казани (дореволюционный период) центр города географически  был там же, где сегодня, – в районе Кремля. К концу 16 века Казань, развиваясь территориально, сохраняет свои пропорции, и центр остается все на том же месте. Потому что центр – это самая доступная территория для всего населения в целом. Тогда Казань была абсолютно пешеходная и гужевая, и территория осваивалась в пределах комфортной пешеходной доступности. 18 век: центр там же. Работают законы естественного построения населенного пункта. В конце 19 века появился новый транспорт, первая конка – трамвай, запряженный лошадкой. И сразу же центр Казани, как и сам город, стал более протяженным, потому что транспорт позволяет осваивать более далекие места. Кстати, вышеприведенный анализ был выполнен Гульсиной Шавкатовной Токаревой еще в рамках своей диссертации.
Казань в 1984 году – мы это время помним, это уже современная Казань. Центр остается там же, где был в 16 веке. В этом смысле Казань развивалась преемственно и естественно. Это самое драгоценное в нашем городе – Кремль, район улицы Баумана. И то, что это наиболее доступное место совпадает с историческим центром, доказывает естественное развитие города. Однако в конце двадцатого века в центре появляются "пустоты": это, к примеру, Черного озеро, НКЦ. Это плохо доступные и плохо освоенные территории.

- В центре города?
- Да, в центре. Это наиболее ценные территории города, но неиспользуемые. Людей там почти нет. Посмотрите на Черное озеро – рядом, на Баумана, бурная жизнь, а что тут? А раньше Черное озеро было уникальным местом, туда ходили себя показать и на других посмотреть.
НКЦ – тоже, казалось бы, в центре. Но это так плохо организованная в транспортном отношении территория, что она малодоступна. Да проще до улицы Беломорской доехать, чем до НКЦ. Результат: здесь пусто и нет жизни!
Это иллюстрация первого в Казани тревожного симптома, когда в градостроительстве начинает проявляться воля человека, воля власти, может, и архитекторов-планировщиков. Городу навязывают развитие – не естественное, а искусственное. Обком партии, кабинет министров приказывают: сюда дорогу строй, сюда не строй и так далее. Результатом явились раз вот эти белые пятна в центре. Любопытен факт, что, согласно старому Генеральному плану, размещение общегородского центра так же не меняет свою географию.


"Акчарлак" вместо Кремля?

- О центре города хотелось бы поговорить особо…
- А вы знаете, что по утвержденному Генеральному плану Казань должна развиваться на периферию – в район Ноксы, Горок, и дальше, дальше, дальше… В результате этих, на мой взгляд, совершенно неправильных планов, территория Казани увеличивается практически в два раза. Это я называю "размазыванием" денег. Когда город компактный, он экономически выгоден, и для бюджета в том числе. А на всех новых, осваиваемых территориях надо строить магистрали, инженерию, освещение, прокладывать новые маршруты. А это затраты, затраты и затраты…
Мало того, смещается центр Казани. По Генплану наиболее доступной территорией оказывается не район Кремля, а территория вокруг ресторана "Акчарлак", улица Патриса Лумумбы. Получается парадокс: наиболее доступные территории у "Акчарлака", но там нет обслуживания, нет объектов массового посещения. А территории у Кремля обладают всеми чертами общегородского центра, однако они станут менее доступны для горожан по сравнению с "Акчарлаком".
Это явное неуважение природных законов развития города. Непродуманные и непросчитанные волевые решения дают такой странный результат. Взять хотя бы численность населения Казани…


Пропадает особая аура Казани

- А что там с численностью? Вроде бы запланировано, что население Казани будет увеличиваться…
- По Генплану, действительно, население должно увеличиться в полтора раза. Но на самом-то деле все не так. Достаточно посмотреть на демографические процессы, на структуру населения. У нас нет его естественного прироста! Прирост идет за счет мигрантов, которые приезжают в Казань из других регионов, в основном, из бывших республик Союза, теперь стран СНГ, семьями приезжают. А естественного воспроизводства, за счет рождения детей, нет – смертность выше рождаемости.
Мы анализировали причины смертности. Первая – сердечно-сосудистые заболевания. И, к огромному сожалению, динамика смертности не меняется. Поэтому у Казани не будет той численности населения, которая заявлена в Генплане.
Внешняя миграция и миграция из сельских районов республики порождают и еще одну большую проблему. Приезжают люди с другой культурой, не казанской, не городской. И столица наша потихоньку теряет свою особую ауру…
Конечно, приезжие не виноваты. Тем же селянам жить в деревне трудно, работы там нет, они вынуждены ехать в город. А поскольку у большинства из них нет специальности, они, в основном, занимают нишу непрофессионального и, тем более, не культурного слоя. Поэтому структура населения Казани меняется в худшую сторону.
Я об этом говорю с большим сожалением. Но эти процессы нужно видеть, объективно оценивать и эффективно ими управлять.


Невероятное количество памятников

- Виктор Степанович, давайте вернемся к центру Казани. Ваша точка зрения о сохранении культурного и исторического наследия?
- Я немножко недолюбливаю защитников природы и защитников культуры, истории – из-за того, что они впадают в крайности. Ведь город, он развивается. Париж когда-то был деревянным, одноэтажным и двухэтажным, сейчас он совсем другой. Идет естественное замещение старого новым. Город – не музейный экспонат. Он живет, развивается. Если в центре стоит старое здание, и в нем полы прогнили, перекрытия рухнули, удобства на улице, – как там можно жить? По каждому такому дому надо принимать решение отдельно, учитывая его ценность – архитектурную, культурную, историческую. Порой, конечно, проще снести и построить новое, но если это здание создает облик улицы, имеет историческую ценность, – надо реставрировать, несмотря на затраты.
Я полагаю, что в Казани сделали большую ошибку, когда в списки охраняемых занесли невероятное количество памятников. Чуть ли не весь Вахитовский район, все здания – памятники разного значения, республиканского, федерального… Надо же понимать, что, когда ты объявляешь объект охраняемым, под него сразу нужно финансирование. Сразу же! А в Казани объявили столько зданий памятниками, но при этом не выделили на них ни копейки.

- Как надо было сделать?
- Раз в десять сократить перечень памятников, выделить какие-то здания или, локально, часть улицы, сделав ее заповедной. И обеспечить финансирование – из бюджета или за счет инвесторов. В Европе это распространено – памятник истории или памятник архитектуры отдается на 50 лет в аренду, собственник там живет или открывает офис, но при этом обязан содержать в надлежащем состоянии само здание, фасад, ремонт делать… Инвесторы с удовольствием бы пошли на это, но у нас сегодня нет механизмов. Хотя, считаю, разработать их можно даже на уровне города…

- У нас, вроде, отдали гостиницу "Булгар" в собственность…
- Надо было провести реконструкцию этого здания, разумеется. А там просто победили чьи-то интересы, всего-навсего. И даже такое уникальное здание, которое вплетено в культуру республики, в наглую снесли, под носом у правительства, у власти… Из-за фактически абсолютной свободы застройки в Казани мы имеем то, что произошло с центром города. Многие здания потеряны там и просто по ветхости. Я часто рассказываю про случай, когда гулял с собакой по центру, мимо заброшенных, отселенных домов, и вдруг сзади грохот и пыль. Оказывается, гнилые стены не выдержали, и мраморная доска, которая там была, рухнула на тротуар. Вот яркая иллюстрация того, что мы имеем в центре. Все в очень плохом состоянии.

- Сейчас еще можно что-то сделать, чтобы спасти исторический центр такого древнего города, как наш? Или уже все, возможность упущена?
- Я думаю, упущена. Вот посмотрите на факты. В феврале 2007-го, когда я возглавлял Союз архитекторов РТ, мы в там провели анализ по ста объектам, которые были построены в последние годы именно в центре Казани. Образовали комиссию, в нее 17 человек вошли. И когда оценили эти объекты, пришли в ужас: только восемь процентов из них – высокого уровня, а 70 процентов – серая "халтурная" архитектура, которая Казань, мягко говоря, не красит. Мы эти выводы опубликовали, резонанс был сильный. Ведь получается, что вколачиваем немалые деньги в строительство, а в итоге имеем лишь восемь процентов эффектных решений. Если будем и дальше сохранять это соотношение: 70 процентов бездарной архитектуры и только восемь процентов качественной, как же мы не нанесем ущерб историческому центру? Да нанесем, конечно. И наносим этот ущерб. Возьмите ту же улицу Бутлерова с силикатными домами, торговый центр "Кольцо".

- Но почему такое возможно в историческом центре города?
- Потому что распределение заказов на архитектурные проекты у нас идет не так, как в Европе. Там ищут архитектора с опытом, с именем, который себя зарекомендовал. А у нас, кто ниже цену запрашивает, того и выбирают. Некоторые застройщики мне говорят: да какая разница, какой будет проект, мне лишь бы на титульный лист печать поставили в ГлавАПУ, что согласовано.
Культура застройщиков у нас невысока. Собственно, почему мы с Гульсиной Шавкатовной создали свою архитектурно-строительную компанию (ЗАО АС-Ком)? Мы же архитекторы, у нас есть частная творческая мастерская. Но когда мы увидели, что застройщики, подрядчики и строители от нашего проекта оставляют рожки да ножки, решили сами выступить в роли застройщиков. Теперь сами проектируем и сами по нашим проектам строим.
Я считаю, что пресса должна громко говорить о некачественной архитектуре, построенной в Казани. Почему СМИ не объявят конкурс, скажем, на пять лучших и пять худших объектов, возведенных за год или два? Почему наше профильное министерство это не сделает? Почему не опубликуют имя архитектора, застройщика, которые сделали тот или другой уродливый объект? Если бы это произошло, то десять раз бы подумали, прежде чем делать очередную халтуру…
В конце концов, как можно надеяться спасти исторический центр, если в Казани нет градостроительной политики...


Нет градостроительной о политики

- Но есть же Генплан…
- Генплан – он слишком абстрактен, там лишь принципиальные моменты. После Генплана должны делать проекты планировок согласно Градостроительного кодекса. Поэтому я со всей ответственностью заявляю: у нас градостроительной политики нет. Она не сформирована. Не сформулирована. Вообще нет ее! Мы сделали Генплан, положили его в сторонку и думаем, что чудо произойдет само собой. А застройку ведем, как Бог на душу положит…

- А кто должен предложить градостроительную политику?
- Есть же муниципальный орган, главказархитектура. Она должна сформулировать градостроительную политику, послушав, что думают по этому поводу население, специалисты, наша культурная элита. Внести на одобрение руководству города.

- Сколько же времени это займет?
- Это не займет много времени. Думаю, месяца за три-четыре можно сформулировать. Что является элементами этой политики? Один наглядный пример. Сегодня центр застраивается силикатными домами. Достаточно запретить применять в центре Казани силикатный кирпич, принять решение казанской гордумы, объявить местным законом. И уже один этот шаг изменит полностью архитектуру, застройку центра. Вообще-то я знаю, что года два назад администрация Казани приняла постановление о запрете использования силикатного кирпича в центральной части города. Но разве это постановление работает?
Во Франции, например, в каждом населенном пункте, действуют, кроме общенациональных, и свои законы. В одном городе кровли должны быть только серого цвета, в другом – только коричневого… В Бельгии нельзя ездить на автомобилях по центру города, там лишь велосипедисты и пешеходы, даже полиция передвигается на велосипедах.


Чувство меры и чувство такта

- Скажите, как Вы относитесь к тому, что в центре города появляются здания самой современной архитектуры, даже высотные?
- Показательный пример: Париж, Лувр – а рядом стеклянная пирамида. То есть исторический комплекс – и современная архитектура. Ничего страшного в этом сочетании нет. Вопрос в другом: должно быть чувство меры и чувство такта. Вот наша Пирамида стоит под Кремлем. Мы считаем, что это достаточно удачное решение, сама форма пирамиды не перекрывает Кремль. Это пример нормального решения. В тоже время улица Бутлерова застроена силикатными домами. Там уже крашеный силикатный кирпич используется. Поэтому мы улицу Бутлерова потеряли – такой, какая она была раньше, деревянной, каменной...
Архитектор должен проектировать, сообразуясь со средой исторического центра. И неважно, в современном стиле он будет решать или в стиле псевдоклассики. Если он талантлив, все будет нормально. Но у нас, к сожалению, архитектурно-строительный университет выпускает архитекторов пачками, как инженеров. Но это же штучный товар! Архитектор должен иметь талант! А мы просто вручаем диплом выпускникам с разным уровнем знаний. И в результате имеем то, что имеем. Хорошего уровня архитектуру сносим, а хорошего уровня архитектуру не создаем.


Средняя скорость транспорта в Казани – 9 км в час

- Хочу напомнить, что градостроительные проблемы касаются каждого из нас, просто не все это осознают. Вот вам известно, какая из-за пробок средняя скорость транспорта по городу? Наверное, удивитесь – девять километров в час. На самом деле мы ездим, конечно, быстрее, на спидометре 60 и больше. Но потом стоим. Потом опять стоим. Если "лишние" 20 минут, проведенные в пробке, умножить на дни, получится, что несколько месяцев нужно просто вычеркнуть из своей жизни, как потраченные впустую...
А вот в европейских городах, в том же Париже, очень много мостов. Поэтому там удобно, уютно и комфортно. Это я к тому, что в градостроительстве все внимательно и правильно нужно считать. Вот когда мы начинаем сравнивать показатели по времени доступности и затраты, то сразу видно, какой город хорош и какой плох.


Восемь мостов

- Что мостов в Казани не хватает, знают не только специалисты. Любой водитель это докажет как дважды два…
- Да, связь с правым берегом, Заречьем, очень слаба. Казанка достаточно широкая река, а мостов всего четыре. А теперь, внимание: в Париже среднее расстояние между мостами где-то 330 метров, а у нас - 2260. Оказывается, есть устойчивая математическая закономерность между расстоянием между мостами и длиной моста. Получается коэффициент связности между берегами реки, который, скажем, в Париже составляет 2,11, в Лондоне – 1,94, а в Казани – 6,15! По недавно принятому Генплану это соотношение будет 5,66. Мы к европейским коэффициентам и не приблизились даже!  
Когда мы с Гульсиной Шавкатовной Токаревой делали проект застройки правого берега – сделали восемь мостов. В том числе в районе Речного порта и так называемый Чистопольский мост – продолжение Чистопольской улицы с выходом через Казанку в район Советской площади. И коэффициент стал 2,1. Но наш проект отложили без каких-либо комментариев, хотя градостроительный Совет его одобрил.


Правый берег

- По-моему, с американским проектом та же история?
- Да, после нас делали американцы, NBBG. То, что у них получилось, на мой взгляд, это просто полное безобразие. Градостроительство – это наука, и она имеет свои законы. А NBBG, в принципе, ландшафтники, а не градостроители, и они не сделали ни транспортную схему, ни расчеты плотности застройки, не посчитали экономику… В нашем проекте все это есть, все показатели, все затраты. Мы использовали математические модели, просчитывали весь город, в том числе передвижение транспорта: если мы этот мост будем делать, какие будут показатели, удобно ли будет для населения, если не будем, – какие?
Вообще, освоение правого берега обойдется не так дорого, как многие полагают. Там себестоимость квадратного метра практически такая же, как на наших сегодняшних объектах. Может, чуть-чуть, процентов на пятнадцать, дороже – за счет намыва, гидрогеологии и так далее. Но взамен мы получаем новое лицо новой современной Казани, ликвидируя при этом бросовые необустроенные территории правого берега.
Большой минус в проекте NBBG, с моей точки зрения, – такие вытянутые, изрезанные острова, вовсе не характерные для Казани. У нас и без того с рекой экологические проблемы, а такие острова еще больше ухудшат проточность Казанки.
Получаются застойные водоемы.

- Зачем вообще заказали проект американцам?
- А это остается весьма большой загадкой. Я бы еще понял, если это были известные профессионалы. Которые бы Сингапур застраивали, в Китае работали, в Эмиратах строили города… Но это же ландшафтная фирма, которая занимается парками, скверами и садами… Ну, сделали американцы проект, прошла шумная, бравурная презентация, но в итоге он в дело-то не пошел.


Построил – продал – убежал

- Может быть, оно и слава Богу?
- Может быть. Но беда-то в другом. То, что намывается на правом берегу, то, что там пытаются трассировать новые улицы, не имея градостроительного проекта, – это вообще нонсенс. Чем крупнее город, тем точнее должны быть расчеты. Нужно моделировать, нужно делать проекты, нужно все считать. А здесь – без проекта! Проекта планировки на этот район, на правый берег от Издательства и до моста Миллениум – нет. Ни одного утвержденного градостроительного документа нет! При этом уровень обустройства Правого берега очень низкий.
То есть застройка там идет в нарушение закона, который обязывает иметь проект планировки. А что такое проект планировки? Там считаются объемы жилья, сколько должно быть на этой территории квадратных метров, сколько людей должно проживать, сколько транспорта должно проходить и сколько транспортных магистралей должно быть, сколько автостоянок, сколько инженерных коммуникаций, очистных сооружений, сколько потребуется электроэнергии и так далее.

- Этого нет?
- Ничего этого нет! Правый берег застраивается, как Бог на душу положит. По принципу "построил – продал – убежал". Тут участок взяли, там что-то построили… Бессистемно. В результате, что мы имеем? Высотная застройка, которая там появилась, создала колоссальную транспортную проблему. Колоссальную! Плотность там в четыре – пять раз выше, чем должна быть по нормативу. Люди купили квартиры и попали в эту неприятность с транспортом. Это результат того, что не проводилась градостроительная политика в отношении правого берега, не сформулированы принципы развития правого берега, не сделан проект планировки правого берега.


Пробки станут в десять раз больше

- Как Вы относитесь к строительству на правом берегу объектов Универсиады? Читатели нашей газеты на сайте острейшую дискуссию ведут по этой проблеме…
- Да, планируется размещение стадиона на 45 тысяч зрителей и Дворца водных видов спорта. Но это же не шутка – объект на 45 тысяч зрителей. Им же туда надо приехать, а потом уехать! А транспортного анализа никакого, насколько знаю, не было. Никто не просчитывал, как возведение этих объектов отразится в транспортной судьбе города в целом.

- Но это же президент сказал – поставить стадион там-то…
- Президент может сказать то, что считает нужным и целесообразным, это его право. Другое дело, что рядом с ним должны быть советники-специалисты, которые в состоянии обосновать, что правильно, что неправильно. В случае со стадионом – он, на мой взгляд, может здесь быть при условии развития транспорта в этом районе, в частности, строительства "Чистопольского" моста через Казанку с выходом в район Советской площади. Ведь мы уже имеем горький урок при строительстве "Татнефть-Арены". При каждом проведении матчей улица Чистопольская встает.
Приведу еще пример. Рассматривается вопрос размещения Универсиадской деревни между Ямашева и Воровского, вдоль Казанки. А после Универсиады ее хотят передать студентам под общежития. Теперь давайте вспомним, где у нас большинство вузов? На левом берегу. А общежития будут на правом. Представляете, студентам надо утром уезжать, вечером приезжать – и это опять нагрузка на мосты. Да пробки станут в десять раз больше…
Это я говорю к тому, что градостроительство – не изобразительное искусство, а достаточно точная профессия, если хотите – наука. Это в архитектуре и дизайне можно сказать: сделай мне красиво, а в градостроительстве еще есть понятие целесообразности, многофакторности.

  
Казань как российская Венеция

- Посмотрите на Санкт-Петербург. Там достаточно много мостов, поэтому город удобен и доступен. Плюс есть водный транспорт, там можно передвигаться по воде. У нас этого нет.
- Но почему нет? У нас Волга, Казанка, три озера Кабан, Булак…
- Ответ все тот же: потому что нужна грамотная, умная, хорошо просчитанная программа развития города. Да, Казань находится на воде, но от воды отрезана. От Волги – промзоной, от Казанки – бросовыми, необустроенными территориями. Набережной в городе практически нет, за исключением отрезка в районе цирка… Но это пустая набережная, потому что там нет инфраструктуры обслуживания.
Конечно, нужна доктрина, некая идея освоения воды. Почему не пустить пароход по Казанке? Или катера, или прогулочные яхты. Чтобы я мог пойти, взять билет, сесть и прокатиться до Волги и обратно. Это здорово! Я смогу оттуда посмотреть на Казань. А казанцы будут смотреть на белый пароход. Это украсило бы город.
Казань не использует водный ресурс так, как можно было бы на благо горожан. Это большой минус Казани, очень большой. Мы могли бы сделать свои реки и озера, свои набережные имиджевым знаком Казани. И опять же бюджетных затрат здесь не нужно, все можно сделать за счет инвесторов и застройщиков. Вот мы строили наш комплекс "Панорама" на Чистопольской, так подняли там уровень благоустройства, сделали двухметровую подсыпку песком и получили, пожалуй, одну из благоустроенных территорий на правом берегу. Затем подтянулись и другие застройщики. И на все это государство, бюджет ни копейки не потратили. Мы заплатили сами. Вот и надо этот ресурс использовать, инвестиционную привлекательность повышать в районе застройки берегов Казанки.

- Что для этого нужно?
- Добрая воля власти, в первую очередь. Чтобы привлечь инвесторов, помочь им или хотя бы не мешать. Амбициозные какие-то такие задумки должны быть! Давайте разработаем программу, объявим Казань российской Венецией. Вот Вам еще один возможный пункт в градостроительной политике Казани.


Самое трудное – общение с чиновниками

- Виктор Степанович, почему Вы решили стать архитектором?
- Потому что в детстве мне подарили слайды с видами тогда еще Ленинграда. Удивительный город. Когда вырос, я поступил в наш Казанский инженерно-строительный институт, он тогда так назывался.

- Довольны ли сегодня тем, какую выбрали профессию?
- Конечно.

- Что самое трудное в работе Вашей творческой мастерской: создание проектов, поиск заказов, финансирование?..
- Ответ мой не будет оригинальным – общение с чиновниками. С остальным проблем нет. Есть люди, которые нас поддерживают и морально, и делом. Даже в условиях финансового кризиса.

- Ваши советы молодым людям, которые собираются пойти в архитекторы?
- Не только уметь рисовать, но и знать экономику, инженерные системы и конструкции. Это очень важно для высококвалифицированного архитектора.

Елена Чернобровкина

Виктор Токарев
Год и место рождения – 1949, Краснодарский край.
Образование – высшее.

Основные моменты карьеры –  районный архитектор,
 начальник отдела генплана Глав АПУ Казани,
 заместитель председателя Госстроя РТ,
 директор ООО "ТМТ", 
 генеральный директор ЗАО "АС-Ком".


Возврат к списку