Наши партнеры


Баннер Ас-ком сервис.jpg

"Культурным шоком – по «серой» архитектуре"

"Культурным шоком – по «серой» архитектуре"

интервью с В. Токаревым

Виктор Токарев:
"НО НЕ МОЖЕТ ЖЕ МЭР СТОЯТЬ ЗА СПИНОЙ КАЖДОГО АРХИТЕКТОРА…"


Культурным шоком - по "серой" архитектуре

Накануне 1000-летия Казань переживает настоящий строительный бум. Как никогда востребованы и личности творческие - архитекторы. Размножилось количество проектных мастерских. Однако все это, увы, не привело к архитектурному ренессансу. Наряду с интересными объектами, получающими награды на российских смотрах и конкурсах, все чаще появляются строения, раздражающие своей заурядностью. Кто виноват в "серости" столичной архитектуры и что ждет наш город в будущем? Об этом интервью с заслуженным архитектором РТ Виктором ТОКАРЕВЫМ.


Тельман-хаус, Щапова-стрит…

- Виктор Степанович, что происходит с нашим любимым городом?
- С Казанью происходит то же, что и со всей Россией. Она развивается. Может быть, более болезненно, потому что это исторический город, здесь велико культурное наследие. А когда на фоне веками сложившейся картины, появляется что-то не совсем удачное, это вызывает у многих шок. Кроме того, срабатывает закон больших чисел: чем чаще повторяется событие, тем больше вероятность ошибки. Объемы строительства больше, чем в советское время. Мы же фактически скупили все строительные краны у соседей. При таком обилии строек появление ошибок закономерно. В архитектуре произведение рождается сложнее чем в других искусствах – появляется много "соавторов". Бизнесмены чаще всего думают только о том, сколько квадратных метров они построят. Мало кого заботит облик будущего здания Заботыт больше квадратные метры, да еще престижность места – к примеру, улицы Вахитовского района.. Ну, не поднялись мы еще до уровня купцов Алафузовых, которые строили для себя, но остались в истории через архитектуру. Десять лет назад на улице Щапова было много зелени, слышалось пение птиц. Гостей специально водили туда, чтобы показать старую Казань. Но вот все ринулись туда и превратили улицу в каменные джунгли. Ну, не солидно построить "элитный" дом где-нибудь на Беломорской.

- Эволюция есть какая-то?
- Эволюция есть. В советское время архитектор сидел в институте, где-то за кульманом. Заказчик встречался с директором института, и они решали все вопросы. Сейчас наоборот архитектор вышел на первую роль. Когда ТАИФ обратился к нам с предложением (проект "Пирамиды" - ред.), они сказали, что хотят образ, интересное решение. Чтобы здание вошло в историю Казани и стало ее визитной карточкой, как Казанский Кремль, башня Сююмбике, цирк. Но чтобы это был образ не старой Казани, а Казани будущего. Это был знак – появился заказчик новой формации, способный заказать архитектору не квадратные метры, а произведение архитектуры. Поэтому, когда мэра, вообще чиновников критикуют за плохую архитектуру, я говорю, что это не верно. Есть только два виновника этого "торжества" серости - архитектор, который не устыдился подписать договор на квадратные метры, и заказчик.

- И все же "торжество" серости – это факт…
- Да, в Казани сегодня строиться и плохая архитектура. Но впереди 1000-летие, нужно построить как можно больше объектов, как-то обустроить город. В этой спешке "твориться" много плохой архитектуры. Но не может же мэр стоять за спиной каждого архитектора и водить его карандашом. По закону об авторском праве чиновникам вообще запрещено вмешиваться в творческий процесс. Но кто же тогда скажет: хорошо или нет?

- В новом градостроительном кодексе РФ появилась такая процедура как публичное слушание проектов…
- Публичное обсуждение – это скорее идеальный процесс. Мы сегодня даже градостроительный Совет сформировать толком не можем – он не стабилен, случаен, не публичен. А судьи кто? Опросить все население города нереально. Да, в Италии перед тем как провести новую дорогу, нужно взять подписи у всех общественных объединений, включая общество охраны майских жуков. Те говорят, что у жуков в вечернее время здесь происходит перелет, поэтому строительство дороги нарушит экологию... Но нам такое право пока нельзя давать, мы еще беспредельны по разбросу мнений. Скорее всего, будет так: общественные объединения делегируют своих представителей, но это должно быть профессиональное общественное мнение. Нужно приглашать архитекторов, депутатов горсовета, представителей общественных организаций, просто активных жителей. Чтобы они выносили вердикт, как город относится к данному проекту.
     Кроме того, я считаю, что для архитекторов нужно ввести своего рода квалификационный рейтинг, как у врачей. А то у нас получаются такие казусы, когда вчерашний студент или просто слабый архитектор проектирует крупнейший объект в центре города. Кстати, сегодня Союз архитекторов РТ приступил к работе по составлению квалификационного рейтинга архитекторов.

- Что бы вы стерли с лица Казани?
- Все силикатные жилые дома с оцинкованной крышей. Вы увидите,  как все сразу изменится. Здание на Булаке, на перекрестке с улицей Чернышевского, - создающее впечатление незавершенности. Не знаю, кто автор, но это надругательство над архитектурной средой Казани. Мне на него указывают гости и спрашивают: "Что это у вас тут случилось?". Но в то же время нельзя говорить: в центре нет места для железобетона и стекла. Строится интереснейшее здание Кабмина на площади Свободы. По композиции оно воссоздает тот проект архитектора Павла Саначина, который был разработан для обкома партии. Но сейчас его отделывают прекрасными материалами, пропорции сохранены, приятно смотреть.


Вернуть ностальгию по двору

- В Казани растут "спальные" районы. Почему этого нет на западе?
- Микрорайонная застройка – это ужас: пустой двор, 15 лет назад сломанная песочница, ветер-ураган гуляет. Мы не знаем, что творится с соседом по площадке, страшно ребенка выпустить на улицу… Микрорайон изобрел англичанин Патрик Оберкромби в начале прошлого века, когда было модно увлекаться коммунистическими идеями.Идея  микрорайона была отторгнута психологей свободного общества, зато спокойно прижилась в Советском Союзе.

- У микрорайона есть какая-то альтернатива?
- Сегодня и общество уже не то, и новые идеи появились. Мы хотим вернуть ностальгическую идею двора. Старый Московский, Одесский, Казанский двор – это среда, где люди встречались, здоровались друг с другом. Архитектор не всегда свободен в выборе объектов, поэтому мы решили строить сами.  На улице Чистопольской мы возводим уже третий дом. Там есть фонтан, бассейн, светильники, скамеечки, гранитные ступени. Нам говорят: "Это слишком шикарно, зачем? Это же не дворец". Но нам нужен был культурный шок, агрессивный прецедент, что обычный человек, а не какой-то начальник, достоин всего этого.

- Получается изменить психологию?
- Постепенно. Некоторые жильцы пишут: прошу остеклить балкон. Спрашиваю: "Зачем, у нас же для каждой квартиры есть подземные кладовые?". Кто-то говорит: "Все заплатим, лишь бы Кремль было видно". Другой спрашивает: "Где у вас север? Мне нужно чтобы входная дверь была на север. Сейчас проконсультируюсь у своего экстрасенса". Но, скажите, когда человек мог выбирать? Раньше он по 15 лет стоял в очереди. Медленно, но все же поднимается планка потребления. А спрос будет стимулировать нормальное строительство.

- А стоимость такого жилья?
- Себестоимость не очень высокая – около 10-10,5 тысяч рублей за метр. Продается по-разному – начиная от 16 и до 26 тысяч рублей, это регулирует спрос. Но все это на уровне обычных домов в Вахитовском районе, дешевле силикатных домов!

- Почему же тогда так много дорого, но плохого жилья?
- Но если покупают! Берут и берут! Кому-то нужно купить похуже, но на улице Щапова. И ставить машину прямо в песочницу. В начале 90 годов, когда первые бизнесмены в Казани появились, они накупили себе квартир с голодухи. До этого жили с мамами, а тут! Сейчас продают. Я спрашиваю: "Почему?", - "Да, ерунда – узкие комнаты, низкие потолки". Нам нужно сначала шишек набить…

- Что такое элитное жилье и есть ли оно в Казани?
- Есть отработанная методика оценки качества жилья. Элитное жилье класса "А" в Москве должно удовлетворять 24 критериям. Это высококачественный отделочный материал, стены из керамического кирпича, а не из силикатного кирпича и не из газобетона, качественные лифты, окна, высота потолка не менее 3 метров, не более 40 квартир в одном доме, гараж, парковка, охраняемый двор, система дымоудаления и пожаротушения, двойной электроввод и так далее. Наш дом набрал только 19 показателей. Так что даже его нельзя назвать элитным. Когда Минстрой РТ проводил оценку некоторых домов в Вахитовском районе, они набирали максимум 10-11 баллов.

  
Бублик должен стать вулканом

- Сейчас разрабатывается генплан Казани. По каким направлениям будет развиваться Казань?
- Наш город развивается вширь за счет присоединения соседних районов. Но как градостроитель я абсолютно убежден, что на сегодняшнем этапе он должна развиваться внутрь себя. Если представить Казань в виде статистического рельефа (столько-то человек на гектар), мы увидим, что город - это бублик с дыркой в центре. Статистический рельеф развитого города - это вулкан с небольшим кратером в центре, где мало живут, зато много офисов, магазинов. Раньше у нас градостроители рисовали застройку Заречья в виде бабочки. Увидеть это может человек, пролетая на самолете. А 100 тысяч жителей об этом даже не догадываются. Наиболее часто потребляемые объекты должны находиться в минимальной доступности для максимального количества человек. Если мы пытаемся нарушать законы формирования города, мы обрекаем жителей на проблемы.

- У градостроителей Казани были такие просчеты?
- Пенсионный фонд находится в геометрическом центре города, но он абсолютно закрыт для большого числа людей. Обычные пенсионеры туда не пойдут, он - для начальников районных отделений. А вокруг полно молодежи, торговля, пересадочный узел. Это противоречие законам градостроительства и потерянные деньги для бюджета. Я, как горожанин, купил бы здесь товар, заплатил налоги, казна получила бы деньги. А так – тишина. Другой пример, НКЦ Казань также находится в центре, но редкая птица долетит до площади, так как нет транспорта. Экономический потенциал места есть, а отдачи нет.

- И все же, куда, по вашему мнению, должна двигаться Казань?
- Повышение этажности и плотности - в три-четыре раза. Для этого нужно пересмотреть некоторые советские нормы. Допустим, предполагалось, что все советские дети будут сидеть в песочнике, играть в футбол, родители будут выбивать ковры… По нормам архитекторы должны дать эти площади, а то экспертиза не пропустит. Кто когда-нибудь выбивал ковры? Кто детей отпускает на улицу? Образ жизни изменился, значит, нужно вводить новые правила. Расти в длину очень дорого: нужно десятками километров тянуть теплотрассы, водопровод. Сколько людей переселили на Горки, а теперь утром вывозим их на работу, вечером – обратно. Поспали – поработать, поработали - спать… задыхаемся - пробки. Я не против того, чтобы идти на периферию, но там может быть низкоэтажное жилье, коттеджные поселки, больницы, ипподромы, реабилитационные центры.

- Вы проектировали комплекс "Суворовский". Почему после обрушения Трансвааля его строительство было приостановлено?
- Поправлю Вас: у жилого комплекса "Суворовский" авторов двое – Гульсинэ и Виктор Токаревы. Я руководил всем проектом, Гульсинэ – главный архитектор. Недавно в Вашей газете появилась рекламная статья "Сувар-Казань", где авторские права Гульсинэ были нарушены. По существу же Вашего вопроса - в тот день мне позвонил руководитель государственной экспертизы, который проверял проект и спрашивает: "Это правда, что там все может рухнуть?". "Суворовский" попал в орбиту повторного рассмотрения, потому что после известной трагедии ряд объектов по всей России (по критериям высотности, вместимости и т.д.) попали в особый список. В него были  включены и ряд объектов Казани, в том числе  и развлекательный комплекс "Пирамида". Их повторно проверили. Но, во-первых, конструкторы все сделали с большим запасом прочности. Во-вторых, все геологические исследования были проведены в полном объеме. В-третьих, хотя грунты там неоднородные, но они "прошиты" 13-тиметровыми сваями.

- Какие еще новые интересные проекты ждут казанцев?
- Скажу, что мы отрабатываем предложения по застройке береговой зоны, по уплотнению застройки в районе старого аэропорта. Мы хотели бы создать там образ города будущего по образу, по среде. Хотим показать, что городская среда у нас может быть не хуже, чем у "них". Начиная от указателей и заканчивая брусчаткой, светильниками, скамейками. Там должно быть специализированное жилье, деловые и развлекательные комплексы, банки, многозальные кинотеатры…

- Архитекторы Токаревы – это дуэт. Как все происходит?
-Совместное творчество – это сложный процесс, двумя словами не опишешь. Как писали Ильф и Петров до сих пор осталось тайной для всех. Мы – два самостоятельных архитектора, со своими взглядами, со своим почерком, но отношение к профессии, понимание проблем и способов их решения – во многом у нас сходно.
  Совместная работа дает некий эффект "резонанса" - усиливает, приумножает качества каждого из нас. К тому же наша работа не ограничивается рабочим днем, она круглосуточна. Личные взаимоотношения облегчают нашу творческую жизнь.

Беседовала Наталья ГОЛОБУРДОВА


Возврат к списку